on the beach

Дорогой пилот Андрей Литвинов!

Прекрасному мужчине!

Возможно, Вам даже трудно себе представить, скольких мужчин Вы просто заставили вспомнить о том, что они - мужчины! Своим столь незамысловатым поступком несколько лет назад.
Ну, а уж скольких женщин... Вы заставили вспомнить..!

С днем рождения! Прекрасный, прекрасный, отважный человек!
on the beach

Лицо гэбистского государства


Письмо Ильдара Дадина из колонии

"...11 сентября 2016 года ко мне пришел начальник колонии Коссиев с тремя сотрудниками. Они вместе начали меня избивать. Всего избивали за этот день четыре раза, по 10-12 человек одновременно, били ногами. После третьего избиения опустили голову в унитаз прямо в камере ШИЗО.

12 сентября 2016 года пришли сотрудники, сковали мне руки за спиной и подвесили за наручники. Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса. Потом сняли с меня трусы и сказали, что сейчас приведут другого заключенного и он меня изнасилует, если я не соглашусь прекратить голодовку. После этого — привели к Коссиеву в его кабинет, где он в присутствии других сотрудников сказал: «Тебя еще мало били. Если я отдам распоряжение сотрудникам, тебя будут избивать гораздо сильнее. Попробуешь пожаловаться — тебя убьют и закопают за забором». Потом избивали регулярно, по несколько раз в день..."

https://navalny.com/p/5116/

on the beach

Марк Захаров . Увы, "еще один упавший вниз"

Марк Анатольевич Захаров, главный режиссер «Ленкома» в интервью «Московскому комсомольцу» от 31.08.2016, отвечая на вопрос корреспондента «МК» Елены Соколовой о своей политической позиции, сообщил: «Безусловно, я поддерживаю курс, заданный президентом. Мне импонирует его позиция по Крыму и другие движения во внешней политике. Я считаю Путина человеком архиодаренным. Кроме того, мне очень дорог тот факт, что у него все благополучно с чувством юмора». Конец цитаты

Блог Игоря Яковенко: ПОПРЫГУНЬЯ
on the beach

Тоскующим по совку

Originally posted by philologist at Академик Дмитрий Лихачев о репрессиях 30-х гг: "Все в Ленинграде были готовы к неожиданным арестам"
Дмитрий Сергеевич Лихачёв (1906-1999) — советский и российский филолог, культуролог, искусствовед, академик РАН (АН СССР до 1991 года). Председатель правления Российского (Советского до 1991 года) фонда культуры (1986—1993). Автор фундаментальных трудов, посвящённых истории русской литературы (главным образом древнерусской) и русской культуры. 8 февраля 1928 года был арестован за участие в студенческом кружке «Космическая академия наук», где незадолго до ареста сделал доклад о старой русской орфографии, «попранной и искажённой врагом Церкви Христовой и народа российского»; осуждён на 5 лет за контрреволюционную деятельность. До ноября 1931 года - политзаключённый в Соловецком лагере особого назначения. Досрочно освобождён в 1932 году и позже вернулся в Ленинград.



"Сейчас очень часто говорят и пишут, что население страны не знало о размахе того ужаса, который представляла собою деятельность Сталина. Я свидетельствую как житель Ленинграда, не имевший связей, избегавший знакомств, мало разговаривавший с сослуживцами (я сидел над корректурами, работая сдельно), что все-таки знал многое. Мы действительно не знали деталей, но мы видели, как опустели в начале 1935 г. улицы Ленинграда (после убийства Кирова). Мы знали, что с вокзалов уходили поезда за поездами с высылаемыми и арестованными…

Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

on the beach

К вопросу о флешмобе про насилие. Ну просто очень актуально!

Я сейчас расскажу вам кое-что что вас удивит. Очень. Хотя может быть вы об этом и слышали. Вот какие ассоциации у вас при слове Израиль? Много, правда?
Но среди них обязательно будет и Холокост или Катастрофа - Шоа (иврит). Мы потеряли шесть миллионов во время войны из восемнадцати и до сих пор еще не вернулись к этим довоенным 18.000.000. Это рана которая не заживет никогда.
И казалось бы где как ни в Израиле должны это понимать.
Так вот, изучение Катастрофы в школьную программу было введено в 1977 году. Через 32 года после окончания войны. Хотя переломный момент был раньше, в 60-е.
Суд над Эйхманом заставил общество понять что тогда произошло. Что было до этого?
Люди скрывали что они пережили Катастрофу. Об этом не принято было говорить. Это было стыдно. Потому что в ответ можно было услышать что сами виноваты, надо было вовремя уехать; что сидели там в своей Европе вместо того чтобы ехать сюда и государство строить, вот и досиделись; что надо было сражаться и умереть в бою; что еще неизвестно как вы там все выжили, может с немцами сотрудничали и поэтому; и что нечего вообще об этом говорить потому что это позор для еврейского народа когда люди вместо того чтобы сражаться с врагом идут как овцы на убой.
Идеология в то время создавала образ израильтянина готового бороться за свою жизнь и свое государство до последней капли крови и те, кто выжил этот образ нарушали. Вот те, что погибли это жертвы , те, что сражались- это герои, а вы сидите тихо и не позорьте народ. Скажите спасибо, что вас вообще здесь приняли.
Чтобы было понятно, это не было точкой зрения частного лица, это было общепринятое отношение в обществе. Идеологическая установка! Эту страницу в еврейской истории- Катастрофу следовало стереть. Чтобы не позорили страну и народ.
Суд над Эйхманом, одним из организатором Катастрофы все поменял.
Потому что люди заговорили, появились свидетельства, их стали записывать и озвучивать, появился Яд ваШем- институт изучения Катастрофы .
Людям прошедшим через этот ад на земле дали заговорить!!! И их услышали.
Отношение стало меняться. Презрение сменилось пониманием, а затем и сочувствием.
Чем больше свидетельств, рассказов, книг, фильмов, тем больше люди узнавали о том, что произошло . Тем больше понимали что выжившие тоже герои.
Потому что пройти через этот ад и остаться в живых- это подвиг.
Принцип кидуш ахаим в варшавскои гетто гласил, что так как они пришли забрать наши тела, то мы не дадим им этого сделать . Мы будем бороться не только за выживание, но еще и за то, чтобы сохранить человеческий облик и это был подвиг. То, что делали в гетто Терезин это подвиг. Просто выжить и не дать себя убить- тоже подвиг.
И что нельзя перекладывать ответственность за преступления на жертву.
Потребовалось 30 лет!!! чтобы люди это поняли. 30 лет общество училось слушать, понимать и сострадать.
И это было необходимо не только тем, кто выжил, но и всем остальным. Потому что это был опыт принятия, опыт борьбы человеческого начала с идеологическими установками, стигмами, страхами, непониманием зачем это надо. И получилось. Когда стоишь под вой сирены в День памяти, то это понимаешь. Что именно было сделано и для чего.
И что это наверное одна из самых важных страниц в нашей истории.
Мне расссказывала женщина выжившая в Освенциме, что она в 50-х годах прятала свой номер под длиными рукавами и представить себе не могла что через десятки лет страна будет каждый год стоять под сирены в память о погибших. Я тогда подумала а сколько из них этого не дождались?
Хотели ли они забыть что тогда с ними произошло? Да. Они хотели начать жить зановою, с чистого листа. Но это было невозможно.Боль жрала изнутри.
И освободиться от нее удалось, заговорив и тем самым добившись признания, понимания и сочувствия. И при этом чуточку изменив мир в лучшую сторону.

on the beach

Блестящий пост И.Яковенко про выпуск программы "Hard day's night" с Шендеровичем на "Дожде"

Про то, что "их всех покусала Леся Рябцева" вообще хорошо!

«Дождевики», как и новые «эховцы» - это дети «нулевых», они, действительно, кроме Путина ничего не видели и вершиной профессии многие считают попадание в кремлевский пул.  Они выросли и сформировались в крайне разреженной профессиональной атмосфере. В крохотных островках того, что когда-то называлось российской журналистикой.
На фоне Киселева, Толстого и Караулова они, действительно,  светочи и кумиры. Но только на фоне этих, с федеральных каналов. А они решили, что они просто кумиры и светочи. Без всяких «на фоне».
Этим неплохим и, наверное, способным ребятам никто не объяснил и не показал, что такое журналистика. Не научил культуре мысли. И поэтому у них логические ошибки в каждом фрагменте интервью. Им не объяснили, что бывают жанры в журналистике, и поэтому они пристают к сатирику и публицисту с требованиями, чтобы он занимался расследованиями. Не видят промежуточных форм общения с собеседником между дифирамбом и троллингом. Им никто не сказал, что им надо учиться слову у Гоголя и Чехова, а юмору не только у Урганта (Екатерина Винокурова все пыталась намекнуть Шендеровичу – вот, мол это современный юмор, не то, что у вас с Жванецким), а и у Зощенко с Жванецким, у того же Шендеровича. Они, эти славные «дождевики», напоминают  тех юных кубофутуристов, которые требовали «бросить Пушкина, Толстого и Достоевского с парохода современности». У некоторых это само проходит с возрастом, некоторым надо объяснять.


http://yakovenkoigor.blogspot.com.co/2016/07/blog-post_2.html?m=1
on the beach

А.Филиппенко читает монолог Жванецкого

Филиппенко читает изумительно, Жванецкий, как всегда, гениален. Но самое главное - это, конечно, зал, публика.
Все сидящие, разумеется, понимают, из какой бесконечно затхлой совковой дыры мы только что вышли. Однако,  и в страшном сне никто тогда еще не мог подумать, что мы очень скоро с маниакальным сладострастием туда же устремимся вновь! И Норштейн еще улыбается, и Рязанов такой живой, и Макаревич еще с оптимистично подкрученными усиками.
Господи, а ведь прошло-то всего ничего! Но как далеко все это, как далеко... Как в другой жизни